Сословная политика Екатерины II

Во время правления Е2 сословия оформились окончательно.

Ведущее сословие: дворянство. Дворяне уравнены в правах с боярами, по мере консолидации исключены из этого сословия боярские дети, служилые «по прибору» люди, и присоединены прибалтийские бароны, польская шляхта, казачьи старшины, феодальная знать иных народов. В 1785-м Е2 издала «Жалованную грамоту дворянству», которая закрепила права и привилегии дворянства. Звание стало неотчуждаемым (только по суду, если очень плохо себя вел и вообще бяка). Дворяне получали равные права (на жизнь, свободу передвижения, защиты чести и достоинства, области деятельности), а так же освобождались от обязательного прохождения государственной службы (напомню, дворяне изначально это военные, которые получили земельный надел в качестве платы за службу. В последствии, к военной службе добавилась и административная госдарственная. Однако, все равно, в конце 18, начале 19-го веков для дворянина не быть на службе считалось совсем не круто. Не служилых (будь то в армии или чиновником) травить не травили, воспитанные люди, все же, но несколько не уважали). По этой грамоте дворяне получали монопольное право на землю и распоряжение ею, дворянин полностью и самостоятельно распоряжался своими крестьянами (тем даже запретили подавать жалобы на помещика, если он шибко уж лютовал). Дворянам разрешили создавать дворянские собрания, которые имели право подавать прошения императору и губернатору (губернаторы напрямую подчинялись императору).

Второе сословие: духовенство. В 18-м веке церковь была окончательно подчинена государству. В процессе секуляризации (передачи чего-то, находящегося в ведении церкви государству, например земель или средств производства) церковь лишилась почти всех (кроме крупных монастырей) земель и более миллиона крестьян. Многие монастыри были закрыты. Вводилось четкое регулирование количество разных категорий монашества, что заметно сократило численность черного духовенства. Священники были переведены в ведение государства и получали жалование. Само сословие стало более замкнутым, пополнение происходило из детей самого духовенства (сын попа почти наверняка становился попом), стать членом этого сословия кому-нибудь из менее привилегированных сословий было практически невозможно. Духовенство имело привелегии в виде освобождения от подушной подати, рекрутской повинности и телесных наказаний.

Третье сословие: мещане. Порядка 2,5%. В 1785-м году Е2 выпустила еще и «Жалованную грамоту городам» в которой и определила права сословия. Мещанское звание стало наследственным. Горожане получили право на свободное занятие ремесленной и торговой деятельностью, защиту жизни, собственности и достоинства. Горожане делились на шесть групп: настоящие обыватели с недвижимостью, именитые обыватели с капиталом и зданиями, три гильдии купцов, иногородние и иностранцы, прочие посадские люди. Первые три сословные группы были привилегированными и освобождались от подушных податей и телесных наказаний. Горожане избирали Городскую думу и гордского голову, шестигласную думу и др. местные органы самооуправления.

Четвертое сословие: военно-служилые люди. Порядка 2% казаки, калмыки, башкиры. Верхушка этого сословия по правам приближалась к дворянам. Им было передана в владение земля, наделами заметно большими чем крестьянам. Они освобождались от подушной подати и рекрутской повинности, однако обазаны были нести военную службу.

Пятое сословие: крестьяне. Самое многочисленное сословие от 91 до 94%. Во время правления Е2 крепостничество упрочилось окончательно. Само крепостное право было расширено на Западную Украину и Новороссию. Одновременно, Е2 разрешила крестьянам иметь в хозяйстве ткацкий стан. Так же, помещики для повышения доходов (особенно в нечерноземной полосе, где земледелие не столь эффективно) развивали неземледельческие занятия: предпринимательство, ремесло, отхожие промыслы, торговля. Это способствовало развитию крестьянских мануфактур: производственных предприятий масшраба отдельного крестьянского дворя, которые получали сырье от крестьян-предпринимателей и продавали им готовую продукцию.

Крестьянская мануфактура уже капиталистический тип деятельности. Однако, такое растущее значение крестьян вступало в резкое продиворечие с их полной юридической бесправностью. Многие считали такое суровое крепостничество тормозящим развитие экономики и безнравственным и пытались его отменить, однако Е2 на подобное не пошла, так как это нарушало компромис между абсолютизмом и дворянами.

Первые годы Романовых

Первые годы Романовых

В 1613 году Михаилу Федоровичу было 15 лет. Выбрали его не совсем случайно. Род Романовых был в прямом родстве с Рюриковичами (отец был двоюродным братом последнего царя), а без такого родства в те времена было никак не обойтись. Да и вообще, древность рода считалось крутым достижением, которое давало серьезные преимущества. Например, Царь Федор Иванович Рюрик старательно пытался извести Шуйских. Те вели свой род от суздальских князей, а род Рюриковичей по сравнению с ними был пожиже. Иными словами, они были его прямыми конкурентами и формально имели больше оснований на престол.

Для совсем уж укрепления легитимности избрания, как-то «сама собой» завелась легенда о том, что царь Федор Иванович на смертном одре повелел отдать все Михаилу Федоровичу. Вот так прям и сказал, вот этому младенцу царство и отдайте, нутром чую годный царь будет. (Напомню, что на этом одре Михаил Федорович лежал в 1598-м, а новому царю 15 лет, т.е. он только родился успел)

Оглянулся вокруг молодой царь и увидел обширную Русь в ее обычном состоянии: все плохо. Экономика после войны и беготни полностью рухнула, денег в казне нет, поляки на западе, шведы на севере и еще местные зуб точат.

Первым делом нужно было решить проблемы с экономикой. Венчание на царство отдельный пышный обряд и отказываться от него нельзя, ни бояре, ни другие монархи не поймут. Хихикать начнут, будут королю шведскому шептать: «Представь, тут у этих дикарей восточных очередного царя выбрали (нет, ты сам подумай: выбрали! царя! царя выбрали, Карл!), а денег нет совсем. Царь все-таки гордыню смирил и обряд значительно упростил, чуть ли не пешком до храма сходил, там его маслом помазали и на скромный стул посадили. Но теперь он стал царь официально.

Делу это, конечно, помогло, но не сильно. При всей скромности, событие все-таки международного масштаба, сразу понаехали послы: а уж им нужно подарков надавать, Москву заново отстроить, за последние 20 лет ее кто только не сжигал. До кучи к проблемам еще один  прикол организовался, пока вся эта история со смутой крутилась, «потерялись» учетные книги, по которым налоги собирали, т.е. досмутные налоги теперь как бы и не существовали.

А что нужно делать, когда в государстве денег нет и непонятно где их взять? Правильно, ввести новые налоги. Поэтому предложили собирать пятину, т.е. пятую часть дохода. Собранных денег едва хватило, чтобы с войсками расплатиться. Царь вошел во вкус и провернул эту операцию трижды. Хотел и дальше, но на третий раз крестьянство уже как-то ненавязчиво косилось на дубину. Царь все понял и решил таки устроить первую всероссийскую перепись. Повесил на границе табличку «Учет» и приступил. Кроме уточнения налоговой базы он еще заодно порядок навел с подворьями, которые местные лихие люди под шумок себе захватили.

Помимо денег, коллеги могли засмеять царя и за потерю земель. Иными словами, вопрос шведов в Новгороде и поляков в Смоленске надо было как-то решать, и чем скорее, тем лучше. Там ведь как, если долго не чесаться, то захватчик потом принесет бумажку: «Вот смотри, тут мой дед сидел, а твоего деда не было, так что мое все». А тебе и сказать нечего, хоть твой дед и князь, и вообще самодержец всероссийский, и по всяким Смоленскам ему сидеть ну вот никак некогда. Так что сразу после восшествия на престол отправился царь в поход. Со Смоленском сходу не вышло, поляки наваляли, а вот игра со шведами закончилась в итоге в нашу пользу, хоть поле внезапно поменяли с Новгорода на Псков. Шведы согласились на переговоры и Новгород таки вернули, правда все побережье Финского залива пришлось оставить им. Ну да ничего, Петр Алексеич его потом обратно заберет у надменного соседа.

Сословия и система управления в государстве

По тем временам была достаточна стандартная для феодализма средней руки. Типичное сословное общество. Первое сословие — военные или служилые люди. Они состояли на военной службе у государя и для самообеспечения им выдавали земельные наделы (владеть землей тогда мог только царь и они) — дворы. Что и послужило источником их последующего именования — дворянство. На верхушке дворян были бояре, потомки древних княжеских родов или московского дворянства.

Вторым сословием было духовенство. Имели треть земель и занимались всем подряд, от земледелия до банковского дела.

Третье сословие, как обычно, самое многочисленное, крестьяне. Основные производители продуктов питания на долгие годы вперед.

Четвертое сословие — ремесленники.

В государстве главным во всем был царь, рядом с ним была узкий круг самых родовитых дворян — Боярская Дума. Все госдела царь обсуждал с Думой, никакой демократии там не было, если царь чего говорил, то так оно и было, но поспорить иногда можно было, но зарываться было вредно для здоровья.

Время от времени (ежели царь скоропостижно помер или нужно что-то очень уж совсем глобально решить) созывался Земский собор. В соборе участвовали все сословия, кроме, как обычно, самого многочисленного: крестьян. На решения собора царь мог, в общем-то внимания не обращать, но это здоровья уже ему самому не улучшало.

Так же существовал механизм Приказов, что-то вроде министерств. Аптекарский приказ — минздрав, посольский приказ — МИД и т.д. Занимались всеми текущими делами, которые не требовали участия царя и бояр. И если было чего серьезное, то дело передавалось в Думу.

Внешняя политика

Новгородом и Смоленском драка не закончилась. Вокруг оставалось еще немало проблем. На юге крымский хан регулярно делал набеги и доезжал чуть ли не до Москвы, хоть и делал вид, что просто прогуливается. На западе поляки, на северо-западе все так же остались шведы. Крымцы были мусульмане, поляки католики, шведы протестанты. Как ни странно, с последними договориться оказалось проще всего. Швеция на некотороые время даже была вроде как союзником и особо не беспокоила. В середине 17-го века решили что-то сделать с крымчаками, восстановили линии обороны, потрепали их в боях, но толком ничего не решили. Больше всего зуда добавляли поляки. Те еще помнили, что Владислав вроде как официальный наследник престола и регулярно это напоминали. В конце-концов, в 1634-м году был заключен Полонский мир, который толком ничего не дал, но хоть на 20 лет границу устаканил. С поляков стребовали обратно бумагу, в которой предлагали Владиславу всем царствовать и нами владети, но поляки как-то потупились и сказали что ее посеяли.

К концу правления Михаила Федоровича (а правил он 30 лет) значительную часть экономических и политических проблем удалось решить. Из разрушенного государства получилась держава аж до Тихого океана. Не ошибся Федор Иванович.

Смута

Автокефализация РПЦ

До 17 века в России были только митрополиты, которые утверждались патриархом Константинопольским. В 16 веке:

  1. Византия перешла под контроль турков и Россия стала единственной страной с православием, как госрелигией.
  2. Россия достаточно набрала силы, чтобы решить завести собственного патриарха и перестать зависеть от других.

Весь 16-й век пытались это дело организовать. Константинопольские патриархи клянчили подарки и обещали подумать, цари дарили, но обещали запомнить. К концу 16-го века царю эти обещалки окончательно надоели и понаехавшего в очередной раз патриарха Константинопольского очень вежливо и со всем комфортом разместили в хорошо охраняемых апартаментах, да еще и заботились о нем так, что он чихнуть без надзора не мог. Патриарх намек понял и в 1589-м выдал чин выборов патриарха Российского. Коим позже и стал.

Кризис государства в начале 17-го века. Истоки смуты.

Смута началась все как обычно, с скоропостижной кончины наследника престола. В 1591 в Угличе при невыясненных обстоятельства умер царевич Дмитрий, младший сын Ивана Грозного. Говорят, что в припадке, во время игры во дворе, упал на ножик. 16 раз.

Смерть наследника наложилась на экономический кризис конца 16-го века: тяжелые налоги, бегство крестьян, неурожай и как следствие голод. В 1598-м умер царь Федор Иванович не оставив потомков. Древняя династия Рюриковичей на этом закончилась. В том же году Земский собор избрал царем Бориса Годунова, от чего тот в последствии и помер.

В первые годы 17-го века сильные неурожаи продолжились, так как простому люду есть было совершенно нечего, крестьяне вышли на тропу войны и занялись разбоем, да так размашисто, что в конце концов пришлось отправлять царский спецназ для усмирения. В 1603 году ВНЕЗАПНО появилась информация, что царевич Дмитрий чудесным образом жив. Этот негодяй сразу ускакал к полякам, в частности, к тамошнему воеводе Мнишеку, посватался к его дочери Марине и уболтал короля Сигизмунду на интервенцию, пообещав отдать ему западные области, помочь грозить отсюда шведу и вообще ввести на Руси католичество.

Тот повелся и в 1604-м начался поход на Русь. К походу присоединилсь еще и запорожские казаки (вот уж от них такой гадости никто не ждал). Поначалу поход шел достаточно неудачно, русские войска без особого напряжения поляков били, но в 1605-м умер Борис Годунов (Совпадение? Не думаю), войска предали и перешли на сторону Лжедмитрия. Сына Годунова провозгласили царем, но тут же и убили. Поляки заняли Москву.

Лжедмитрий был таки не дурак: дворянству раздал денег, и налоги уменьшил, да вообще вел себя мило и приятно для окружающих. Даже Василия Шуйского помиловал, который его сразу невзлюбил (на что имел полное право) и против него заговор устроил. Однако, после провозглашения царем земельные и военные обещания полякам выполнять не торопился. Шуйский милость «царя» интерпретировал по своему, и в 1606-м Лжедмитрия I таки порешил.

Шуйского оперативно посадили на царство и с этого начался второй этап смуты. На юге страны от эту чехарду с правителями откровенно не оценили и Шуйского как государя не признали. Путивльский князь Шаховский собрал лояльных к Лжедмитрию граждан и отправился в поход на Москву. Довольно успешно с боями до нее дошел, где и повстречался с толпой хмурых мужиков, которые объяснили, что являются восстанием Болотникова, и всем своим видом показывали отношение к новому царю. Найдя что-то общее во всей этой пантомиме мятежники с ними объединились. Однако толку от этого было мало, порядка среди мятежников не было и часть перешла обратно на сторону Шуйского, а записного мима Болотникова в Туле повязали и казнили.

В 1607-м году царевич Дмитрий опять воскрес и под именем Лжедмитрия II собрал казаков и поляков, да по уже сложившейся традиции пошел на Москву. Сам город не взял, а остановился в Тушино, за что и получил благозвучный титул «Тушинский вор». Там организовалась эдакая новая столица, на сторону самозванца переметнулись многие знатные княжеские и боярские роды, а позже завелся и свой патриарх Филарет (в миру Федор Никитич Романов, он нам позже еще не раз встретится). Ввиду больших проблем с боеспособными войсками Шуйскому пришлось заключить договор со Швецией, те прислали 5 тыс солдат, которые осели в Новгороде. В конце концов соединенные силы русских и шведов от поляков север и восток страны очистили. Лжедмитрию II пришлось бежать в Калугу.

Сигизмунд III, король Польский, и тут не упустил возможности погреть руки и докопавшись до союза со шведами объявил России войну (просто так тогда было нельзя, обязательно повод нужен).

Глядя не не особую удачливость Лжедмитрия большинство сторонников от него разбежалось и в 1610-м он был опять убит. На этот раз колом осиновым. Лояльные к нему дворяне как-то струхнули что отвечать за предательство придется и метнулись к Сигизмунду. Наплели ему с три короба, да пообещали сына его Владислава посадить царем Руси (по тем временам это обещание было серьезным шагом, так как давали его не кто-нибудь, а князья. Князь это вам не какой-то там простой мужик, а потомок правителя княжества, т.е. круче них только цари, которые тоже из княжеского рода, но несколько более успешного в политике. Этот шаг потом в истории еще не раз аукнется). У Шуйского дела шли не сильно лучше, с престола бояре его таки свели. В итоге, поляки дошли до Москвы и в очередной раз ее взяли. Присланный на помощь шведский контингент стратегически оценил ситуацию и с чистой совестью объявил Новгород своим.

Казалось бы конец, ан нет. Скоро все стало еще хуже. Официальный патриарх Гермоген развернул пропаганду, про русьцаряотечество и что пора бы с этими поляками завязывать. В результате его жгущего глагола собралось Первое ополчение. В его состав вошли казаки, тушинцы и лояльные дворяне. Толку от всего этого было не особо много, участники вскоре взаимно переругались и потеряли даже то что было. Что вышло:

В Москве правит Владислав, его признали царем тамошние бояре. Король Сигизмунд организовал временную базу в Смоленске и тоже объявил себя царем всея Руси. В Новгороде окопались шведы. А сидящая подмосковье непонятная группа Первого ополчения додумалась еще и к шведскому королю Карлу IX гонца послать, с предложением сыну его занять русский престол.

В 1611-м наблюдавшие за всей этой катавасией стольник Пожарский и староста Минин рявкнули хором: «Хватит туда-сюда бегать!» организовали Второе ополчение. В этот раз сделали все по уму, разброда и шатания не допускали, паникеров расстреливали. Организовали Совет ополчения (у нас очень древняя традиция страны советов, да) и к 1612-му году взяли Москву. После чего, было внесено предложение выслать поляков, шведов и прочую шушеру за 101-й километр и выбрать царя местного, а не варяжского, но так чтобы никому особо обидно не было. В итоге, в 1613-м году был избран царем Михаил Федорович Романов, сын того самого параллельного патриарха Филарета.

Первые годы Романовых